Tuesday, 18. January, 2022День имени: Antis, Antons
crest1 crest2

Швейной фабрике в Краславе - 50

Время, работа, опыт, воспоминания…

Добавлен: 03.11.2021

Продолжение. Начало – www.kraslavasvestis, 07.10.2021

Швейная фабрика в Краславе уже перешагнула 50-летний рубеж. В 1990-е годы, период перемен, когда существовал риск возникновения финансовых трудностей, фабрике удалось сохранить свою жизнеспособность, не прекращая свою деятельность, она успешно работает и в настоящее время. 50 лет для человека – это только полжизни, когда многое уже сделано, но многое еще предстоит совершить. А для предприятия 50 лет - это длительный срок, свидетельствующий об успешной деятельности. Ключ к успеху заключается в целенаправленном развитии, настойчивости и увлечённости.

Готовясь к юбилею швейной фабрики, ее бывшие работники с радостью и с большой теплотой поделились воспоминаниями о работе в крепком и сплоченном коллективе. Их истории пронизывает трудолюбие и любовь к своей профессии.

Нина Кижло

Окончив Рижский техникум легкой промышленности и получив профессию технолога швейного производства, Нина Кижло работала на швейной фабрике около 40 лет. В качестве инженера по оборудованию, на должностях технолога, начальника цеха и главного инженера. После учреждения швейного предприятия «НЕМО» Нина Кижло вплоть до ухода на пенсию была его исполнительным директором.

 

Нина Кижло, фото 2021 года

Нина Кижло рассказала: «В 1967 году в Рижский техникум легкой промышленности поступило 11 человек из Краславы – Маша Гринько, Таисия Смирнова, Вия Рыжонок, Нина Шаровская, Елена Абрамова, Надежда Белохвостикова, Людмила Бондаре, Валентина Саргун, Галина Турковская, Леонгина Журавская и я. Тогда комплектовали группу специально для Краславской швейной фабрики. Все 11 человек освоили специальность технолога швейного производства. Техникум мы окончили в марте 1970 года, а фабрика начала работу в новом помещении в декабре 1970 года, и с марта по декабрь мы работали в разных сферах. Например, я работала на швейном предприятии «Латвия», в Риге, в отделе главного механика, Надя Белохвостикова некоторое время работала в Министерстве легкой промышленности Латвийской ССР».

Нина Кижло начала работать на фабрике раньше, чем другие ее однокурсницы – «я работала в отделе главного механика, поэтому, приехав на Краславскую швейную фабрику, должна была регулировать, где размещать разное швейное оборудование. Швей обучали в Даугавпилсе, где находилась профшкола. В новое здание Краславской фабрики сразу же после окончания училища приехало работать несколько групп швей». 

На Краславской швейную фабрику присылали специалистов из Ленинграда и Витебска. Приезжали специалисты, окончившие Каунасский институт в Литве. На фабрике был оборудован учебный класс для молодых швей. Обучение продолжалось около 3 месяцев, учащимся выплачивалась стипендия.    

Говоря о работе на швейной фабрике, Нина Кижло подчеркнула: «Каждая швея выполняла определенную операцию. Технолог занимался распределением труда и показывал швеям, как выполняется операция. Чтобы выполнить норму, все операции должны производиться быстро».

На швейной фабрике была своя библиотека. Многие девушки, работавшие швеями, учились заочно в техникуме легкой промышленности, а затем стали мастерами или технологами. На фабрике также был свой медпункт, где работала фельдшер, и несколько дней в неделю там принимали стоматолог и гинеколог. Была своя столовая, которая работала в 2 смены.

Нина Кижло была хорошо знакома с профессией швеи. «После войны в 1948 году в артели «Краславский ремесленник» портнихой работала моя мама. Артель находилась на улице Лачплеша до того времени, когда появился швейный цех на ул. Студенту».

Нина Кижло вспоминает: «Новая швейная фабрика была рассчитана на 600 работников. В Дагде был швейный цех на 40 рабочих мест, он размещался в здании старой мельницы, где был пристроен еще один этаж. Когда в Краславе было построено здание новой фабрики, к ней присоединили Дагдский швейный цех, и Краславский цех «Daugavpils apģērbs» с ул. Студенту был перемещен в помещение новой фабрики. До завершения строительных работ нового здания молодых швей обучали в помещениях на ул. Сморугова (ныне - улица Бривибас, 5). Первым директором швейной фабрики еще до открытия нового здания была Светлана Гаршняк. Когда мы переехали в новое здание на ул. Спорта, директором стал Иван Борисенко.

В здании новой швейной фабрики было 6 потоков, на каждом работало около 40 швей. На фабрике в среднем было занято около 400 человек, которые работали в две смены.

Каждый из пяти швейных филиалов производил свой ассортимент. Краславская швейная фабрика специализировалась на пошиве верхней одежды для мальчиков. Мы шили пальто, куртки, плащи и др. «В Валге тогда была швейная фабрика, которая специализировалась на пошиве одежды для мальчиков, и мы часто ездили туда, чтобы учиться, как шить пальто для мальчиков. Затем в Белоруссии появилось предприятие, которое выпускало верхнюю одежду из искусственного меха, и мы начали шить шубы. Их шил только один поток, и шубы производили как для девочек, так и для мальчиков. Шубы в то время были дефицитным товаром.

Потом в моде был вельвет, и мы шили вельветовые брюки и костюмы. Это тоже был дефицитный товар. Дагдский цех всегда шил различные виды брюк.

 Сначала на фабрике был конвейер – швея выполняла одну операцию, оставляла изделие на конвейере, и оно отправлялось следующей швее, которая выполняла свою работу, пока изделие было полностью готово. В 1990-е годы, когда я работала главным инженером, конвейер был ликвидирован. Англичане преобразовали главное предприятие, заменили все старое оборудование на импортное. Мы в Краславе переняли опыт главного предприятия, связанный с тем, как вести производство по-новому. Процесс работы был организован по-другому и считался более эффективным методом.

Раньше девушки работали с линейкой и карандашом, всё чертили, а теперь все делает компьютер. Мы приобрели систему «Гербер», с помощью которой производилось конструирование моделей. Раньше модели рисовали на картоне, затем их отправляли в раскройный цех, где модели рисовали на ткани, и затем выкройки отправляли в швейный цех. В настоящее время приобретены специальные машины, которые с помощью программы подготавливают выкройки».

Нина Кижло отметила, что швейная фабрика обеспечивала больше всего рабочих мест для женщин, но не только для них: «На фабрике работали и мужчины. В 1970-е годы мужчины, в основном, были гладильщиками, так как используемые утюги весили около 6 килограммов. Попробуйте в течение 8 часов поработать с таким тяжелым утюгом! Думаю, что и сейчас закройщиками в раскройном цеху работают мужчины. И, конечно, мужчины работают механиками, электриками, сантехниками...»  

Нина Кижло вспоминает: «В советское время у нас проходили так называемые ярмарки. Я, например, как главный инженер ездила в Москву и закупала ткани для нашего ассортимента – это были шерстяные ткани, а ткани для плащей мы покупали на Чайковском комбинате. Для каждого филиала были выделены квоты на определенное количество ткани. Перед поездкой мы производили расчеты, сколько и какие ткани нам понадобятся. В Риге, на главном предприятии был начальник отдела снабжения, который подписывал договоры о сотрудничестве с предприятиями.

Позднее поставщики сами поставляли ткани для филиалов. Мы получали ткани из украинского города Сумы, из Белоруссии, Литвы и других республик Советского Союза.

Детскую одежду шили с большими скидками. Они уже сразу включались в стоимость. Раньше было установлено обязательное требование, что ткани, из которых шили детскую одежду, должны содержать 80 % натурального волокна. Для подростковой одежды допускалось 50 %, а для самых маленьких детскую одежду шили из 100% натурального материала. Все это строго контролировалось.

В советское время готовую продукцию мы отправляли на базы. В рижский и московские магазины «Детский мир» произведенную продукцию мы поставляли прямо с фабрики. В Казахстане были очень востребованы именно красные плащи. Если мы не знали, куда отправить продукцию красного цвета, то поставляли ее в Казахстан, и они очень охотно принимали ее в любом количестве. А, например, в Латвии изделия красного цвета не были популярны, местные жители предпочитали ткани более темного цвета».

В советское время были организованы соревнования так называемых санитарных дружин, и Н. Кижло рассказала: «Санитарная дружина нашего предприятия всегда была в числе победителей, поскольку нас был свой фельдшер, который всех подготавливал. У нас были и носилки, и противогазы».

В 1990-е годы наступил сложный период, и Нина Кижло вспоминает: «После распада Советского Союза мы «выжили» благодаря тому, что начали сотрудничать с полицией и армией – шили обмундирование для  полицейских и армейскую форму – как летнюю, так и зимнюю. Первыми заказами для армии были тяжелые шерстяные шинели. Мы сами на фабрике конструировали модели, а затем возили их утверждать. Например, модели для детского ассортимента мы закупали в Рижском доме моделей, а для нужд армии нам предлагались эскизы моделей согласно их требованиям.

В конце 1990-х годов началось сотрудничество с иностранцами. Немцы были одними из первых, с кем мы начали контактировать. В работе с немцами использовались легкие, тонкие ткани. В основном, мы шили брюки. Это было довольно сложно, потому что мы уже привыкли к тяжелым тканям, и для каждого типа ткани должно быть соответствующее оборудование. К нам приезжали немецкие технологи и обучали, как работать с новыми материалами, и даже немного помогали с оборудованием. В конце 1990-х у нас уже появились импортные машины, мы начали работать с бельгийской фирмой «Mayerline», и постепенно расширялся ассортимент женских изделий. Одновременно мы начали сотрудничать с финской фирмой «Luhta» и начали шить спортивные костюмы. Сотрудничество с этими фирмами началось в то время, когда работала швейная фабрика «Krāslavas apģērbs», и успешно продолжалось и тогда, когда ООО «НЕМО» переняло недвижимость фабрики «Krāslavas apģērbs». Позднее мы начали сотрудничать и с Данией...»

В целом, оценивая работу на швейном предприятии, Нина Кижло с удовольствием вспоминает: «Это была наша молодость, и все было хорошо. Если сравнивать подходы и технологии – со временем все изменилось. Раньше мы шили 10, 15 или даже 20 тысяч единиц одной модели несколько лет подряд, потому что у нас не было быстрой смены ассортимента или модели. Теперь всё совсем по-другому. Хотя тогда в магазинах уже было достаточно много изделий, все они были довольно однообразными. Когда я работала главным инженером, то отправлялась закупать модели в главный дом моделей.

Я рассматривала модели и констатировала, что какая-то деталь слишком сложная, ее надо упрощать, но это значит, что надо что-то ликвидировать..., я видела, что это будет сложно, и что мы не уложимся в цену, а цена модели уже была установлена. Поэтому я многое упрощала... В моей работе в последние годы уже начали появляться дополнительные изменения – была предоставлена возможность дополнять и создавать более современные модели. Раньше не было хороших красителей и ткани были, в основном, темного и сероватого цвета... Специалисты по текстилю нам объяснили, что натуральные ткани и натуральная шерсть невозможно окрасить в красивые, яркие цвета, нужно было больше синтетики, но, на мой взгляд, в то время в Советском Союзе, еще не до конца были разработаны технологии окрашивания ткани.

Могу сказать, что мы жили хорошо. Было много разных мероприятий, мы отмечали праздники, посещали концерты, тематические вечера, работали различные кружки самодеятельности. Всегда были какие-то поездки, каждый год мы отправлялись на экскурсии. Хорошая жизнь была, мы были молоды, было весело!»

Мария Войцехович

работала на швейной фабрике инструктором производственного обучения, была начальником цеха и успешно работала в профсоюзном комитете. О начале своих трудовых будней Мария вспоминает так: «7-й класс я окончила в 1953 году и начала работать. Это был октябрь месяц, поэтому работу было не найти, и мама договорилась о работе у швеи Гжибовской, а в феврале 1954 года я начала работать в «Краславском ремесленнике», который находился на бывшей Красноармейской улице (ныне ул. Лачплеша). Проезжая мимо, я всегда рассказываю, что это мое первое место работы».

Мария Войцехович, фото 2021 года

Рассказывая о работе в артели «Краславский ремесленник», Мария Войцехович вспоминает: «Это было небольшое помещение, где работали швеи индивидуального пошива и закройщица, а в другой комнате работали швеи массовой продукции - там шили продукцию для продажи в магазинах. В другой комнате работали мужчины – портные. Там все было относительно просто, было печное отопление... Мы работали на своих швейных машинках. У меня была мамина ручная машинка «Подольск». Мое рабочее место находилось там, где принимали заказы, – платья, юбки… Мне ничего не платили, а потом мой отец достал для моей ручной швейной машинки столик. И я сама этот столик со швейной машинкой перетащила в другую комнату. Я начала шить мужские рубашки, и тогда меня официально оформили на работу и начали платить зарплату. Моя первая зарплата была 7 рублей 40 копеек. За свои деньги я сразу же купила ткань – штапель, чтобы сшить себе платье. Я очень радовалась. В «Краславском ремесленнике» мы шили мужские шерстяные брюки, бриджи, халаты, но чаще всего мне приходилось шить мужские рубашки, и ткань для них очень часто просто расползалась. Сшитые рубашки мы сразу несли в магазин, который в народе называли еврейской лавкой. Там продавцом работала одна госпожа по фамилии Глик.

В артели «Краславский ремесленник» работала технолог Рая Морлина. Директором артели был Виктор Стефанович, главным бухгалтером - Гжибовский и начальником отдела кадров Нина Королёва. Потом нас объединили с Краславским районным промышленным комбинатом. Сначала я все еще носила свою швейную машинку на промышленный комбинат, потому что там было всего несколько швейных машин и на всех их не хватало». 

Мария Войцехович со своей швейной машинкой в швейном цеху
Краславского районного промышленного комбината, 1956 год.
Фото из частного архива М. Войцехович  

В Краславе работало несколько швейных мастерских. Мария Войцехович: «В конце улицы Тиргус работали швеи артели общества инвалидов. Там работали Калвиш, Донат Дзалб, Авгуцевич, Болеслав Кухарёнок и другие. Там не было много работников, потому что здание было небольшим. Швейный цех «Краславский куст» находился на малой мельнице (ныне ул.Райня), а потом там размещался ткацкий цех».

В 1963 году Мария Войцехович  начала работать в швейном цеху швейного филиала № 4 «Daugavpils apģērbs» в Краславе, на ул. Студенту, а 2 августа 1968 года она начала работу в филиале № 5 Рижского производственного швейного объединения, в Краславе, где была инструктором производственного обучения. «Я готовила кадры для фабрики. Мне надо было ездить в Ригу и учиться. С 1968 года в здании, где сейчас располагается домоуправление, был цех, где работали 20 человек, и я с ними занималась. Там производилась новая продукция. В цеху работали Регина Витолиня, Юзефа Подява, Алла Муране, Вера Величко и многие другие сотрудники. Вход в здание был со стороны ул. Тиргус».

4 января 1971 года M. Войцехович перешла в новое здание на улице Спорта и работала во 2-м потоке в 1-м цеху. «Сначала швеи приходили ко мне в учебный класс, он находился на 3-м этаже. Это были люди разного возраста. Я организовывала День открытых дверей, ко мне приезжали ученики школ, мы водили их по цехам и показывали, как производится продукция, как работают специалисты. Мы приглашали школьников работать у нас. Я часто ездила по школам Белоруссии и предлагала учащимся работать на нашей фабрике. Могу сказать, что очень многие откликались на призыв и приезжали на работу в Краславу. Многие из них по-прежнему живут у нас в Краславе».

Работая на швейной фабрике, M. Войцехович одновременно училась в Рижском техникуме легкой промышленности и работала в профкоме, была его председателем и заместителем председателя. О работе в профсоюзе Мария рассказала следующее: «Нам было интересно - каждое лето мы ездили на экскурсии, организовывали экскурсии для детей. Мы побывали в Таллине, Ленинграде, Москве, Киеве, Одессе и Бресте. Платить нужно было 30%, остальное оплачивал профсоюз».

В новом здании швейной фабрики были организованы конкурсы для швей. «Я сама все организовывала, это была моя работа. Швеи соревновались между собой – работали на время. Все задания конкурса были на скорость. Победителей мы награждали. Были организованы вечера отдыха, отмечались разные праздники - Октябрьские праздники, 1-е мая, Новый год... Рождество в то время не отмечали.

 На швейной фабрике проходили Новогодние балы, были лотереи и призы. Передовикам дарили подарки. Были поздравления на День легкой промышленности, работникам вручали не только почетные грамоты, но и подарки».

На швейной фабрике были специальные швейные машины, и Мария Войцехович  вспоминает: «На улице Студенту у нас была швейная машинка, которая делала отверстия для пуговиц, а пуговицы мы пришивали вручную. А на швейной фабрике все было специализированным, однако, поначалу там также были достаточно простые швейные машинки. Эта отрасль называлась легкой промышленностью, но всё было не так уж и легко...»

Мария Войцехович отметила: «Очень хорошо помню - в Дагде, в швейном цеху работали Р. Козлова и Паулиня. Начальницей цеха там работала Вилма Ясане, а механиком - молодой парень Черпинский. Еще был механик Раудиве и швея Раудиве. Там было много работников. В Индре тоже был небольшой швейный цех, который был открыт в 1990-е годы. Но его быстро ликвидировали».

Мария Войцехович на швейной фабрике работала до 1995 года и об этом времени вспоминает так: «Было хорошо. Была работа, я довольна, заслужила пенсию. На фабрике было много работников, и теперь при встрече мы останавливаемся, беседуем, многих уже трудно узнать. Директор фабрики Игорь Меньщиков очень хорошо понимал свои задачи, какие цели для предприятия наиболее важные, и к чему нам нужно прийти. Этого же он требовал от специалистов, мы  должны были всё знать. Надо признать, что это было интересное время, у нас было много поездок...»

Вероника Величко

Долгие годы на фабрике работала Вероника Величко. Сначала инструктором производственного обучения, потом мастером, инженером–нормировщиком. Долгое время она работала экономистом по организации труда и заработной плате. Она также окончила Рижский техникум легкой промышленности. «Я поступила в Рижский техникум легкой промышленности в 1968/1969 учебном году, училась заочно. Выбор профессии швеи не был случайностью. Моя тетя, которая жила вместе с нами, тоже была портнихой – она занималась шитьем на заказ. Я и сестра участвовали в швейном процессе - рисовали модели, выбирали ткани. Время шло, но интерес к шитью не пропадал, поэтому я начала учебу в техникуме. Работая в швейном цеху на улице Студенту, я пришивала карманы к жакетам. Мне повезло, что со мной вместе работала очень талантливая швея Регина Микуцкая, затем она стала мастером на швейной фабрике. Это была очень умная и тактичная женщина, она обучила многих сотрудников различным операциям. В 1970-м году швейная фабрика переехала в новое здание, и я начала там работать инструктором по производственному обучению.

Вероника Величко, фото 2021 года

Вероника Величко охотно поделилась воспоминаниями о работе на швейной фабрике: «Со временем у нас сложилась сплоченная и профессиональная команда. Во-первых, каждый хорошо знал производство и производственные процессы. Специалисты знали, как организовать работу на производственных потоках, чтобы повысить эффективность труда, качество продукции и выполнить плановые задачи для цеха, каждый всегда мог заменить своего коллегу, люди интересовались нововведениями на предприятиях легкой промышленности. Специалисты фабрики были ответственными, решительными, знающими и всегда старались привнести что-то новое в производственные процессы и технологии. Часто отправлялись в поездки по обмену опытом на другие швейные фабрики». 

Вероника Величко рассказала о своих трудовых обязанностях на швейной фабрике: «Работая экономистом по организации труда и заработной плате, я вместе с руководством внедрила шведскую систему заработной платы для сдельной оплаты труда работников. Она отличалась тем, что оплата была не за единицу, а за отработанные работниками-сдельщиками минуты в соответствии с распределением труда. Шведская система оплаты труда была совершенно иной, но она существует и по сей день, а именно, для каждой операции определено конкретное время. Все началось с того, что в 1990-е годы было преобразовано главное швейное предприятие в Риге – там были внедрены компьютеры и новая система.

Использование компьютеров улучшило расчет заработной платы в целом. Швеи и раскройщики каждый день получали на руки листок и видели, сколько заработали. Я рассчитывала цену швейной продукции для каждого ассортимента (для каждой модели), поскольку работала экономистом по цене на продукцию. Важно знать себестоимость своей продукции! Я работала в тесном контакте с технологами, но все утверждал директор. Хочу вспомнить технологов – специалистов в своей профессии - Галину Алехно и Аллу Карпенко, а из молодого поколения – Ингу Цауне...

Надо отметить, что к нам приходили работать те, у кого было терпение, кто хотел научиться шить и любил эту работу. Многие из них работают и сегодня. Эта работа действительно требует терпения, и не каждый выполнит нормы пошива. Человек без любви к швейному делу не может стать хорошим работником. Когда-то на фабрике работало много приезжих из Белоруссии – это были хорошие, трудолюбивые сотрудники».

Вероника Величко рассказала: «На фабрике работала моя семейная династия – я, моя сестра Валентина - портниха, а моя дочь Илона - администратор компьютерной сети. 

Я - счастливый человек, потому что всю жизнь работала на одном рабочем месте. Мы были приучены к труду, нас не пугали трудности. В нас было воспитано уважение к старшим, любовь к труду. Мне по-прежнему приятно встречать бывших коллег, общаться, погружаться в воспоминания...»

Илона Цабуле

начала работать на фабрике в 2003 году. «В 1990 году, во время учебы в Латвийском университете я проходила практику на главном швейном предприятии - в фирме «Латвия» в Риге. Собирала материалы для своей дипломной работы «Автоматизации системы для сдельной оплаты труда работников на предприятиях легкой промышленности». В 1995 году я окончила факультет экономической информатики и автоматизированной системы управления Латвийского университета, в 2003 году завершила обучение в магистратуре Даугавпилсского университета и получила степень магистра естественных наук в области компьютерных наук».

Илона Цабуле рассказала о своей работе в швейной фирме «НЕМО»: «Когда я пришла работать в швейную фирму «НЕМО», там уже была компьютерная техника и программное обеспечение (например компьютерные программы, «Автоматизация выполнения и планирования работы», «Автоматизация работы технологов», «Зарплата», «Компьютерная программа печати «CMR»» и др.), был подключен интернет, но только на некоторых компьютерах. На швейном предприятии я работала с ИТ/ИКТ (информационными технологиями/информационными и коммуникационными технологиями). В качестве администратора компьютерных сетей я занималась поддержанием в исправном техническом состоянии компьютерных систем и сетей, устранением неполадок, решением проблем пользователей и администрированием данных процессов. Как известно, даже надежные и поддерживаемые в хорошем состоянии компьютеры технически устаревают, программное обеспечение также морально устаревает. Помню, что в 2003 году на предприятии работали 2 оператора на компьютерах с операционной системой MS-DOS, которая была первой широко используемой операционной системой на компьютерах семейства IBM PC. Ее первая версия была выпущена в 1981 году, затем последовало несколько новых версий...

Руководство швейного предприятия всегда заботилось о развитии производства и о том, чтобы работа велась с перспективой. Работая на предприятии администратором компьютерной сети, мне пришлось внедрять новые системы. В 2003 году был приобретен сервер и программный комплекс бухгалтерского учета «GrinS» (SIA “Latinsoft), была создана компьютерная сеть (GRINS 4 – комплекс программ для ведения бухгалтерского учета, который предназначен для малых и средних предприятий, и который позволяет автоматизировать производственные и финансовые процессы. Компоненты программы своевременно обновляются и всегда соответствуют нормам и законам Латвийской Республики).

В состав системы входят 5 модулей: «Склад», «Заработная плата», «Основные средства», «Финансы», «Персонал». Все они связаны в единой сети и автоматизированы: начиная с отдела кадров, бухгалтерии и заканчивая складами. Например, работник склада, который ввел накладные и занимается бухгалтерскими проводками, и бухгалтеры, одновременно работая в этой системе, сразу же получают информацию со складов и могут продолжать бухгалтерские проводки в журнале. Это позволило бухгалтерии работать более эффективно. И эта система на фабрике работает до сих пор. Предприятием в настоящее время руководит Инга Земдега-Грапе».

Илона Цабуле подчеркнула: «Во время моей работы было приобретено новое оборудование с новым программным обеспечением, лицензии для сервера (была расширена компьютерная сеть), были созданы новые компьютерные, сети, заменены услуги интернета в сотрудничестве с ООО «ТЕТ», в производственный цех был проведен оптический интернет благодаря ООО «IVIKS». В сотрудничестве с «ACG-NYSTROM» мы приобрели и внедрили на предприятии компьютерное обеспечение «AccuMark PDS-GSM» (для работы конструкторов) и «Accunest PE-SW», в сотрудничестве с ООО «MIDIS» мы начали внедрять новую систему – «ODOO» (Odoo - единая система управления бизнесом)».

 

Илона Цабуле, фото 2021 года

Илона Цабуле с большой сердечностью вспоминает: «Исполнительный директор Нина Кижло всегда заботилась о развитии фабрики, и, если возникала какая-либо необходимость, например, поменять компьютер, то я обращалась к ней. Она меня выслушивала, записывала, но сразу не давала утвердительный ответ. Проходило какое-то время, пока появлялась возможность приобрести новые компьютеры. Мы всегда совершенствовались – например, на предприятии ввели новую компьютерную программу «Склад (Логистика)». Разумеется, на предприятии невозможно одновременно внедрять разные нововведения. Все делалось по мере необходимости и возможности. Большое спасибо Нине Кижло за обучение, которое организовывала и оплачивала фабрика. Я ездила на обучение в Риге и в 2007 году получила международный сертификат по компьютерным сетям. Коллеги тоже всегда мне помогали и поддерживали».

Илона Цабуле поделилась воспоминаниями о руководителе швейной фабрики Игоре Меньщикове: «Он был замечательным рассказчиком и писал стихи, был человеком с молодой душой. Мне нравилось с ним работать, он ясно видел перспективы развития предприятия, например, еще не было системы «skype», но он уже задавал мне вопрос - как можно общаться с помощью видеокамеры в интернете? Он был человеком, который работал на перспективу и был на шаг впереди в области инноваций».

Оглядываясь на проделанную работу, Илона Цабуле признает: «У меня очень позитивные воспоминания. Мне повезло работать с Игорем Меньщиковым, Ниной Кижло и Виктором Мойсеем. Это были замечательные руководители. Я училась у них тому, как руководить и организовывать, как работать эффективно. Они всегда поддерживали меня, молодого специалиста. Мы постепенно внедряли инновации в работе, принимали участие в различных выставках, поездках по обмену опытом, семинарах. Когда в 2020 году я завершила работу на этом предприятии, своим коллегам и руководителям я сказала: «Это не значит, что я ушла, и меня здесь больше нет. Вы всегда можете ко мне обратиться, и я вам всегда помогу и поддержу». 

Краславский исторический и художественный музей выражает искреннюю благодарность всем рассказчицам – Нине Кижло, Марии Войцехович, Веронике Величко и Илоне Цабуле за отзывчивость и ценные воспоминания о работе на швейной фабрике, а также большое спасибо за фотографии. 

Желаем всем сотрудникам крепкого здоровья, стойкости и радости за проделанный труд!

Продолжение следует…

Байба Милейка,
специалист по истории
Краславского исторического и художественного музея
Фото автора


Новый опрос

January - 2022
M T W T F S S
  01 02
03
04
05
06
07
08 09
10
11
12
13
14
15 16
17
18
19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31  
Monday, 10.01.2022

Фото дня

  • Noslēdzies fotokonkurss „Ziemassvētki ģimenes lokā”

2015. Copyright © Krāslavas vēstis. All rights reserved.
webbuilding.lv mājas lapu izstrāde